Накорми беларуского журналиста (часть 2)

Created with Sketch.
Не успел развеяться дым первой недели сражения за Белсат, как польские вредители снова атаковали беларуское свободное слово. На этот раз под раздачу попало радио. В пятницу 23 декабря стало известно, что Беларускае Радыё Рацыя потеряло 40% финансирования МВД ПОльши. Беларусь замерла в форсировании хэштэга #рацыяжыві, а бедный еврей Серж Харитонов снова протягивает руку помощи и кусочек мацы беларуским СМИ будущего во второй части проекта «Накорми беларуского журналиста».
a|A

«Талака» для журналиста

20 мая 1985 года из флоридского Майами на Кубу была проведена первая трансляция вражеской пропаганды Радио Марти. Радио Марти – испаноязычное радио о свободной Кубе, которое кубинское правительство стало
наклонять глушилками нещаднее, чем селекторные совещания наклоняют сельское хозяйство. В ответ на кубинские глушилки, в 2004 году США начали передавать сигналы Радио Марти со специально оборудованных транспортных самолетов национальной гвардии.

А пока радио «Рацыя» и «Белсат» не начали сбор денег на свой собственный самолет, «Наша Ніва» собрала около 10000 рублей за две недели первой краудфандинговой кампании общественно-политического СМИ в современной истории Беларуси. Возможно, мало кто осознал, но на наших глазах начинает формироваться новая медиакультура. Добро пожаловать на борт, #RFRM продолжает разбор полётов будущего беларуской журналистики. Сегодня рассмотрим некоторые успешные примеры нишевых краудфандинговых платформ для журналистики и примерим их методы к беларуским СМИ.

В США краудфандинговые кампании по сбору денег на работу журналистов не связанных с конкретными СМИ в разы превосходят успешные кампании крупных медиа. Хотя журналисты и смогли собрать на Kickstarter более $10 миллионов за время существования портала, это последняя по успешности категория собирателей кэша (которую обошли даже лепщики свистулек и всякого рода плясуны). Журналистика собрала всего 0.05% от суммы всех проектов, предложенных для поддержки на Kickstarter. К тому же журналистика – это категория с самым низким рейтингом успешно завершенных кампаний, 21.54%. Возможно, это объясняется тем, что журналисты ушли с больших площадок на нишевые платформы? Вполне возможно.

Очевидно, что будущее краудфандинга за нишевыми платформами с точным таргетингом, но при условии, что объемы рынка будут достаточными для того, чтобы такие платформы смогли окупить свои расходы.

К примеру, большинство американских краудфандинговых площадок для журналистов (даже несмотря на большие объемы медийного рынка) так и не смогли стать устойчивыми.

© TeamOktopus / iStoc


В сентябре уходящего года был закрыт один из лучших инструментов нишевого краудфандинга СМИ в США, Beacon Reader. За 3 года своего существования проект собрал около $3 миллионов на журналистские расследования. Пользователи системы могли подписаться на одного из 150 авторов за минимальный ежемесячный взнос в $5 и взамен получить доступ к материалам всех 150 авторов. При этом около 60% суммы получал «любимый» автор, а остаток делился на всех остальных.

Beacon оставался последней чисто журналистской краудфандинговой площадкой Америки, но был далеко не первой попыткой создания такой платформы в США. Первопроходцами в этом бизнесе была Spot.Us, которая просуществовала с 2008 по 2015 год. На Spot.us либо кто-то из жителей Калифорнии предлагал тему для журналистского расследования, либо сами журналисты представляли свои проекты и оценивали их стоимость, а после выполнения заданий получали соответствующее вознаграждение. За 7 лет около 5000 меценатов отправили через Spot.Us пожертвования для реализации 160 журналистских проектов (авторы восьми из них получили различные журналистские награды).

Главным недостатком Spot.Us было то, что большинство проектов были проспонсированы родственниками или друзьями журналистов, большинство меценатов отправляли деньги только один раз.

Всех последователей Spot.Us в США постигли неудачи. При этом почти все из них так и не смогли даже немного приблизиться к результатам Spot.us. Ориентированный на глобальные новости Indie Voices пал смертью храбрых, та же участь постигла Emphas.is (созданный для фотожурналистов) и Vourno (созданный для видеожурналистов).

И CrowdNews, и Uncoverage, о которых писали в свое время The New York Times и TechCrunch, также ушли в вечность. Может, секрет успеха не в нишевых площадках, а в чем-то другом?

Новый завет

Качественный контент решает. В феврале 2012 года группа американcких журналистов-профессионалов решила создать Matter – новый журнал о науке, технологиях и будущем. Целью основателей проекта было создание лонгридов на технологические и научные темы в ежемесячном сборнике. Проект быстро собрал на Kickstarter $140,000 и получил значительную финансовую поддержку от одного из сооснователей twitter.com Эвана Виллиамса (Evan Williams).

Виллиамс создал свой сайт гражданской журналистики, medium.com, на котором контент профессионалов публиковался рядом с «аматарскім» - и предложил команде Matter присоединиться к Medium. Весь контент Matter переехал на сайт Medium, стал бесплатным и сегодня Medium очень близок к трехсотой позиции рейтинга Alexa, считающего трафик в Интернет.

К слову, Medium и Виллиамс приложили свою руку к организации успешной краудфандинговой кампании нидерландского De Correspondent, который наряду с немецким Krautreporter и испанской El Español составил «большую тройку» самых успешных краудфандинговых кампаний среди СМИ. Какие уроки могут извлечь беларуские медиа из успеха трех крупнейших независимых СМИ в мире?

Во-первых, все успешные кампании по сбору проводились на локальных площадках с аудиторией, которая знала команду и откликнулась на предложение журналистов с доброй репутацией. Здесь вопросов вроде нет. Для проведения удачной кампании El Español работала с местным, а не глобальным краудфандинговым агентством вроде Indiegogo или Kickstarter, а De Correspondent и Krautreporter создали свои собственные площадки для сбора денег – и это может быть идеей с хорошим потенциалов в Беларуси.

Несомненно, что переход на платный контент со временем станет необходимостью для все большего числа СМИ. Удастся ли лидерам рынка медиа в Беларуси установить такой диалог и договориться о единовременном переходе на пэйволы? Знать может только Ванга, но она, к моему глубокому сожалению, всё.

Во-вторых, лидеры смогли убедить аудиторию в том, что смогут делать интересные материалы благодаря «звездной» команде. Уже упомянутая команда нидерландского проекта De Correspondent, собрала в 2013 году $1.7 миллиона, поставив мировой рекорд в истории независимых СМИ. Это проект не достиг бы таких результатов, если бы авторы не смогли убедить читателей в том, что проект стоит вложений. Доверие к команде привело к тому, что начав с 18,933 подписчиков три года назад, к концу 2016 года De Correspondent смог увеличить аудиторию почти в три раза.

В 2015 году в De Correspondent вышел большой материал с анализом уроков, вынесенных менеджерами проекта из собственной кампании по сбору денег. Неудивительно, что принципы De Correspondent оказались созвучны тем, которые описала команда TCCJ (самый влиятельный ресурс о краудфандинге СМИ) после изучения трех самых успешных кампаний.

Для того, чтобы выжить в новых условиях и стать по-настоящему общественными, беларуским негосударственным СМИ стоило бы приглядеться к восьми принципам самых успешных медиа, которым удалось собрать общественный капитал на свое существование. Вот они.

  1. Не спрашивайте аудиторию, что она может сделать для вас, спросите что вы можете сделать для своей аудитории.
  2. Найдите правильных евангелистов своего СМИ.
  3. Создайте движение единомышленников, а не публикацию.
  4. Не парьтесь об итоговом продукте (но только пока собираете деньги).
  5. Придумайте подарки для меценатов, который дополняют вашу миссию.
  6. Соответствуйте ожиданиям с первого дня и следуйте данным обещаниям.
  7. Думайте о том, как вы будете зарабатывать после окончания краудфандинга.
  8. Всегда держите меценатов в курсе новостей вашего проекта.

Хорошо понимая широко распространенное в нашем регионе бизнес-мышление вкороткую, я бы посоветовал медиа-менеджерам из Беларуси, желающим начать свой краудфандинговый проект (будь то новое общественное телевидение или радио), особенно сфокусироваться на пункте номер семь. Думайте о том, как вы будете зарабатывать после окончания краудфандинга.

Европа нам поможет

В Британии ситуация с краудфандингом сложилась схожая с американской. Платформа Contributoria, созданная газетой The Guardian для поддержки независимых журналистов, за год превратилась в архив и умерла в прошлом году.

Летом 2014 состоялась неудачная попытка запустить проект NEWSPRYNG. Несмотря на то, что в продвижении проекта участвовал сэр Ричард Брэнсон, проект провалился на indiegogo и впал в летаргический сон. NEWSPRYNG был неудачной попыткой скопировать бизнес-модель Matter, которая уже упоминалась выше.


Британские журналисты из Byline.com, которым надоела нативная реклама, кликбэйты, спонсорский контент и прочие вещи, от которых нельзя избавиться, если ты кормишься от рекламных бюджетов, решили вернуться к истокам с помощью народных масс и дружественных корейских бизнесменов. В 2015 году в byline, который позволяет аудитории напрямую поддерживать журналистов, на $850,000 вложились корейские инвесторы – и пока что проект чувствует себя неплохо.

Интересные результаты показал нидерландский сервис Blendle, который применил модель Netflix к журналистике и продал 300,000 платных подписок на уже существующие крупные СМИ. В отличие от всех остальных примеров краудфандинга в СМИ, эти ребята выступают как центр продаж уже созданного контента известных мировых медиа. В Беларуси вполне мог бы появиться онлайн-оператор подписок на все независимые СМИ (но пока его нет).

Мария Рамирез (María Ramírez), соосновательница проекта El Español (о котором я рассказывал на прошлой неделе), нарекала, что El Español смогла получить в три раза больше траффика, чем ожидал менеджмент проекта, но столкнулась с проблемой наращивания платной подписки, которая за семь месяцев выросла с 10 всего до 12 тысяч. Проблема Испании в этом случае такая же, как и проблема Беларуси, - люди не готовы платить за новости и будут платить за них, только если почувствуют свою личную принадлежность к проекту.

Умение использовать чувство принадлежности к проекту умело использовало в 2014 украинское онлайн-телевидение hromadske.TV (о нем читателям #RFRM в ноябре уже рассказывал один из сооснователей канала, Мустафа Найем.

Нужно сделать только три вывода из истории с hromadske.TV. Став главным источником новостей с Майдана за счет онлайн-стриминга и прямых эфиров, телеканал во вменяемом виде просуществовал столько же, сколько и его главный инфоповод. Канал не смог приспособиться к «условно мирным» условиям после окончания «Евромайдана», но оставил чрезвычайно значимый след в истории современной Украины. 7 апреля 2015 года в Украине появился национальный общественный телеканал UA: Перший, созданный под влиянием успеха hromadske.TV.

В том же 2014 году зарабатывание на чувстве принадлежности к проекту на себе проверил российский телеканал «Дождь». О нем и других примерах успешного (и неудачного) краудфандинга СМИ в нашем регионе и далеко за его пределами я расскажу вам на следующей неделе. А ещё о том, почему Беларуси сейчас необходимо общественное онлайн-телевидение и каким оно будет. Не забудьте подписаться на #RFRM в фейсбук, чтобы всегда быть в курсе важного раньше других.

Комментарии неавторизованных пользователей перед публикацией проходят премодерацию