Открытые данные: Почему Open Data может быть выгодна чиновникам?

Created with Sketch.
Через год государственный портал за 1 миллион долларов откроет беларусам новый чудный мир. Зачем нам открытые данные, почему все об этом говорят и кому это выгодно? Разбираем Open Data по косточкам.
a|A

Спойлер: в конце статьи размещена ссылка на анкету, результаты которой будут учтены при составлении концепции и технического задания для государственного портала открытых данных.

16 мая 2017 года для opendata-сообщества Беларуси произошло знаковое событие. В рамках беларусского форума по управлению Интернетом ( Belarus IGF) состоялось публичное обсуждение темы «Инфраструктура открытых данных в Беларуси». На одной площадке встретились представители бизнеса, гражданского общества и чиновники, которые занимаются открытыми данными в нашей стране.

Это первый случай в истории Беларуси, когда три группы интересов сошлись в одном месте на достаточно высоком уровне и попытались обсудить проблему открытых данных.

У каждой группы есть своя цель. Успех взаимодействия, очевидно, зависит от понимания мотивации всех заинтересованных субъектов.

Фото: IGF.by

Давайте попробуем разобраться в том, что хотят получить бизнес, активисты и чиновники от открытых данных.

Для начала определимся, что же такое Open Data.

Свобода доступа к информации?

И да, и нет. Открытые данные и свобода доступа к информации - не одно и то же.

Фото: digitevol.blogspot.com

Право на доступ к информации является основанием для создания инфраструктуры открытых данных, но не обязывает чиновников предоставлять информацию в определенном формате. А именно формат предоставления данных является сутью концепции Open Data.

Открытые данные — концепция, отражающая идею о том, что определённые данные должны быть свободно доступны для машиночитаемого использования и дальнейшей републикации без ограничений авторского права, патентов и других механизмов контроля.

Феномен этот не новый и зародился в научной среде, где результаты исследований нужно проверять, верифицировать, публиковать и всячески с ними работать. Но особый интерес у публики вызывают данные, которые генерируют государственные органы.

Еще задолго до того, как в июне 2013 года страны G8 приняли Хартию открытых данных, активисты и группы разработчиков, в первую очередь в США и Великобритании, начали извлекать данные с сайтов госструктур и приводить их к машиночитаемому формату. Масштаб таких проектов как ScraperWiki, Sunlight Labs, Knights Foundation был вполне сопоставим с работой государства и для властей встал вопрос - либо возглавить процесс, либо его возглавит кто-то другой. В программы ведущих партий попали тезисы об открытости данных,

правительства предпочли оседлать тенденцию и направить ее в нужное русло.

Польза для общества

Открытые данные являются катализатором инноваций в частном секторе и способствуют созданию новых рынков, коммерческих предприятий и рабочих мест.

В Хартии открытых данных идея сформулирована так: «Открытые данные представляют собой неохваченный ресурс с огромным потенциалом по стимулированию построения более сильных и взаимосвязанных обществ, лучше отвечающих потребностям наших граждан и способствующих расцвету инноваций и благополучия».

Фото: AP

При этом под термином подписанты Хартии подразумевают не только свободно доступные государственные данные, но и широкий спектр данных, которые собирает бизнес. И проблему авторы документа видят в том, что государство и бизнес не всегда делятся данными таким образом, «чтобы данные были легко обнаруживаемыми, полезными или понятными для общественности».

Страны G8 обязались стимулировать разработчиков приложений и активистов к использованию потенциала Open Data, а также открыть возможности будущему поколению новаторов в области данных, предоставляя данные в машиночитаемых форматах.

Беларусь: чуть больше, чем ничего

В ежегодном рейтинге Open Data Barometer, который составляет международная некоммерческая организация World Wide Web Foundation,

Беларусь занимает позорное 93 место из 115 возможных.

Показатель учитывает так называемую готовность к инициативам, внедрение и влияние. В коротком ролике эксперт Мария Лоицкер рассказывает о рейтинге подробнее:

Такой уровень в интернетах принято называть «чуть больше, чем ничего».

И если кое-кто из разработчиков успел отметиться с успешными проектами на основе Open Data (например, Maps.me), то общественные и государственные инициативы находятся в зачаточном состоянии.

Беларусское комьюнити

Датой создания заметного беларусского opendata-комьюнити opendata.by можно считать разработку проекта «Безопасный город» на Hack For Future в 2014 году.

Конференция по устойчивой городской мобильности. Фото из личного архива Алины Радачинской

«Начиналось все с Алексея Медвецкого, который вначале вел блог на домене opendata.by. Он занимался журналистикой данных, занимается сейчас и делает большое количество проектов, выкладывает их на нашем портале. Портал появился просто как результат хакатона.

Были люди, которые собирали данные для своих нужд, а потом кто-то решил, что нужно это объединить.

Есть такой формат - портал открытых данных, веб-платформа, веб-интерфейс, который делает доступными структурированные данные. Есть уже разработанные решения, например CKAN», - рассказывает активистка инициативы opendata.by Алина Радачинская.

Фото: DataTalks Алина Радачинская

Алина была модератором круглого стола «Инфраструктура открытых данных в Беларуси» на Belarus IGF 2017.

«Через какое-то время стало понятно, что если просто положить данные на портал, то это будет бессмысленная трата энергии, если никто не будет пользоваться. Мы начали постепенно сами вникать в тему, рассказывать другим, как это можно применять. Потом мы начали проводить лаборатории открытых данных, собирались и «пилили» какую-то идею, заливали решение на наш сайт. Собралось сообщество людей с разными идеями, с разными компетенциями. Так мы теперь и существуем», - делится историей создания комьюнити Алина.

Сама Алина по образованию филолог, работала журналисткой и познакомилась с другими активистами на хакатонах Hack For Future в Минске. Мероприятия проводились несколько раз в год и объединяли людей разных профессий для создания междисциплинарных проектов.

Глеб Канунников и Алина Радачинская на Смарт Сити хакатоне. Фото из личного архива Алины Радачинской

«Я сменила работу. Из журналистики перешла в ИТ-компанию моих друзей, с которыми познакомилась на хакатоне. Теперь это и работа, и «движуха« pro bono. Потому что они уже много лет занимаются сообществом meetup.by, начинали всю эту историю. Люди, с которыми я работаю, с ними же я делаю интересные «движухи» в городе, чтобы что-то развивалось», - смеется Алина.

Неструктурированная активность

Беларусское opendata-сообщество пока держится только на энтузиазме. Алина видит в этом проблему, но считает, что в самой концепции открытых данных заложена идея когнитивного разнообразия. Доказано,

группа разных «среднего ума» людей решает задачи лучше, чем группа гениальных математиков, благодаря разнообразию.

«Мы создаем сообщество, потому что мы понимаем - это прикольная идея. И люди поддерживают. Говорят, я готов раз в месяц потратить пару часов, чтобы что-нибудь «попилить». И таких людей много. Когда человек реализовался, наработал компетенцию, заработал денег, у него возникает потребность делиться. Ему интересно попробовать что-то новое. Это цепляет, приводит людей на наши лаборатории, - объясняет Алина принципы работы сообщества. - С другой стороны, когда мы пытаемся сделать большой сложный проект, например Citizen Dashboard, активности раз в месяц во время лабораторий недостаточно. Нужна активность в течение всего времени разработки. А люди у нас не на зарплатах и не могут включиться в работу надолго. Получается зыбкая структура, сложная для управления. Найти людей для выполнения задания не сложно, а вот найти тех, кто мог бы ставить задания и вести проект - проблема».

Лаборатория открытых данных. Фото из личного архива Алины Радачинской

Все сложно и в общении с госструктурами. Беларусские чиновники неохотно говорят с активистами, если нет зарегистрированной организации. Более того, есть объективные причины, по которым госорганы сопротивляются открытости данных.

И хочется, и колется

В развитии инфраструктуры открытых данных заинтересованы в первую очередь управленцы низшего и среднего звена. Качество управленческих решений зависит от доступности информации и именно эта прослойка в госорганах формирует спрос на открытые данные и сервисы с ними связанные.

Но одно дело - получать информацию, другое - предоставлять.

По мнению Алины Радачинской,

чиновники настороженно относятся к Open Data по трем причинам:

1. В госструктурах не хватает квалифицированных кадров, которые могли бы готовить информацию в машиночитаемом формате.

2. Беларусские чиновники боятся ошибиться. Достаточно нескольких проколов в опубликованных данных с «полосканием« в СМИ, чтобы ответственные лишились премии, а то и работы. Кстати, мировая практика говорит скорее об обратном. Качество госданных существенно улучшается за счет того, что их проверяют «всем миром».

3. Нет законодательства по публикации открытых данных. «Если какой-то госорган захотел бы открывать статистику, то у него нет законодательной схемы, как он должен это делать», - объясняет Алина.

От себя добавим еще одну проблему - хозрасчет. Даже если министерство или ведомство сумело создать систему по сбору машиночитаемых данных и разработало API по их предоставлению, соблазн поставить копирайт или взять плату за пользование очень велик.

Далеко ходить не надо. Ноу-хау от Национального центра правовой информации по платному доступу к банку данных правовой информации или эксперименты с «Виртуальным табло» от Минсктранса вызывают оторопь.

Портал за миллион долларов

В стратегии развития информатизации в Беларуси на 2016-2022 годы указано, что еще в прошлом году в Беларуси должен был появиться так называемый государственный портал открытых данных. Предполагалось, что будет предоставлено не менее 100 наборов открытых данных.

Министр связи и информатизации Сергей Попков. Фото: www.tc.by

Драйвером перемен выступает Министерство связи и информатизации. В Беларусь по приглашению Минсвязи в 2015 году приезжали корейские специалисты из Университета Йонсей для изучения возможности внедрения системы открытых данных. Дело в том, что

работа министерства оценивается, в том числе, по месту страны в ООНовском рейтинге уровня готовности электронного правительства.

Наличие портала открытых данных напрямую влияет на положение в рейтинге.

Сам Ёль Ли. Фото: Сергей Балай, tut.by

В ноябре 2016 года Минсвязи все же объявило тендер на создание портала. Он должен быть разработан до конца 2018 года и из Государственного внебюджетного фонда на него будет потрачено 2 миллиона рублей (более 1 миллиона долларов по текущему курсу). Позднее стало известно, что разработкой займется компания Light Well Organisation.

Какие открытые данные нужны в Беларуси?

Активисты беларусского сообщества открытых данных тоже пытались принять участие в создании госпортала.

Скайп колл активистов opendata.by


«Когда объявили о создании портала данных, нам стало понятно, что нужно что-то делать. Потому что когда оно уже все заработает, и заработает как-нибудь не так, исправлять позже и объяснять будет намного сложнее. Мы попытались вместе с коллегами из России поучаствовать в тендере на разработку госпортала, не прошли... Тендер выиграла компания LWO. Не знаю, как бы все получилось, если бы не встреча на IGF», - рассказывает Алина Радачинская.

Сообщество opendata.by предложило помощь в проведении исследования «Какие открытые данные нужны в Беларуси».

И их услышали. С 19 июня все заинтересованные могут принять участие в опросе, а результаты будут учтены командой из Light Well Organisation при подготовке концепции и технического задания для государственного портала.

► Принять участие в анкетировании можно здесь.

«У меня большие надежды на то, что мы на самом деле сможем повлиять на ситуацию. За последние месяцы коммуникации с чиновниками я увидела нормальных живых людей. Они должны быть частью неповоротливой системы, которая привыкла самоорганизовываться по старинке, но у них горят глаза! А вдруг получится?!», - говорит Алина Радачинская (улыбается).

Комментарии неавторизованных пользователей перед публикацией проходят премодерацию