Новый взгляд: почему БНР была полноценной страной?

Created with Sketch.
Стала ли 25 марта 1918 года БНР государством с юридической точки зрения? Впервые за 99 лет беларусской национальной государственности мы подвели жирную черту под дискуссией о состоятельности Беларусской Народной Республики как страны с точки зрения международного права. На вопрос знатоков отвечает телезритель Серж Харитонов (в прошлом - судья национальных раундов юридического конкурса Jessup Moot Court в Великобритании и аспирант Бирмингемского Университета, а ныне завхоз и бассейнщик #RFRM).
a|A

Из года в год пропагандисты всех мастей утверждали, что Деда Мороза не бывает, а БНР была псевдогосударством пятой колонны, мифом тунеядцев и, само собо, фальшыукай, сфабрыкованной в Польшэ на деньги Евросоюза. Невероятно, но нет!

За долгие годы празднования Дня Воли, я ни разу не встретил текста о юридической оценке БНР как государства. Много эмоций, много политики, но никогда правовой оценки. Накануне девяносто девятой годовщины объявления независимости первого беларуского национального государства я решил немного исправить эту историческую ошибку и расставить некоторые дужки над «ў». Теперь на 100-летний юбилей нашей страны можно будет уверено кормить блинами с лопаты любого агента Кремля, который решит завести старую чекистско-политрукскую байку о том, что БНР никогда не была полноценным государством.

В этом материале я попробовал объяснить суть БНР с точки зрения международного права. Возможно, это будет не самый эмоциональный текст, который вы читали про БНР за последние 99 лет, но он точно будет очень важным для переосмысления самой сути той страны, в которой мы живём сегодня.

Терминология

Я постараюсь рассказать о сложных вещах простым языком - надеюсь, что эксперты не закидают меня в темном переулке полными собраниями сочинений и кружевными трусиками (за некоторые упрощения и личное обаяние).

Обещаю, что после прочтения этого текста вы сможете объяснить даже шунявке, что юридически с 25 марта 1918 года Беларусская Народная Республика это, несомненно, первое национальное государство беларусов.

Станислав Булак-Балахович со своими солдатами

Отмечу сразу, что я не считаю «национальными» государствами любые территориальные образования, возникшие до появления самой идеи «национального». Беларусы, как и любая другая нация, не имели возможности обладать национальным государством до того, как концепт «нации» появился в умах философов в конце 18 века. Поэтому любые разговоры о, например, ВКЛ как «национальном» государстве беларусов/литовцев/эльфов/садовых гномов - это попытка засунуть «айфон» 2016 года в доспехи князя Витовта образца пятнадцатого века.

Князь Витовт и жители ВКЛ не мыслили категорией «национального» - просто потому, что «нации» это феномен социального порядка гораздо более поздней эпохи. И если уже вы всё же настойчивы в своём желании засунуть «айфон» с вышиванкой в исподнее господ голубых кровей, то, наверное, можно попробовать засунуть его последнему королю Речи Посполитой Станиславу Августу Понятовскому. Не только потому что при нем мы «такую страну потеряли...», но и потому, что он правил как раз в эпоху зарождения первых «национальных» государств.

Делегация БНР в Праге, 1919

Что такое государство?

Теперь серьезно. В этом месте президент мог бы сказать «государство - это я», но нет. Общепризнанные признаки государства (с юридической точки зрения) изложены в Конвенции Монтевидео 1933 года - таких критериев всего четыре. Чтобы считаться государством, сообщество, добивающееся такого статуса, должно:

а) иметь постоянное население;

б) занимать постоянную территорию;

в) обладать структурами госуправления;

г) проявлять способность вступать в международные отношения.

Народный Секретариат БНР, 1918

С точки зрения права, не существует минимальных критериев ни для размера населения, ни для территории, ни для эффективного управления и лишь некоторые особенности можно выделить в способности государств ко вступлению в международные контакты.

Даже соответствуя чисто формально всем четырем критериям (как, например, ИГИЛ), государства всегда стараются добиться признания другими странами. Однако факт признания сам по себе не является критерием государственности, это приятный бонус, который иногда облегчает жизнь. БНР так или иначе смогла наладить официальные отношения с Украиной, Арменией, Грузией, Турцией, Финляндией, Австрией, Чехословакией, Литвой, Эстонией, Латвией и Польшей. И все это без интернета!

Живущий уже сегодня в двадцать втором веке нашей эры Тайвань признали всего 22 страны. А Государство Палестина, частично проживающее в условиях девятнадцатого века и полностью в условиях израильской военной оккупации и блокады, признали 136 стран мира. Непризнанный Тайвань в космосе, а признанная Палестина в пещере. Чувствуете разницу?

Тест на госпригодность в 1918 году

Если вы немного знакомы с фактами истории БНР, выходит, что даже с точки зрения современных критериев международного права БНР была государством, потому что соответствует всем четырем критериям Конвенции Монтевидео. И здесь нас ждет самое интересное - в момент объявления независимости БНР критерии государственности отличались…

В результате Брестского мира в марте 1918 года Россия вышла из войны, что вызвало «парад суверенитетов» на некогда оккупированных российскими войсками территориях - о независимости объявили Беларусь, Украина, Армения, Финляндия, страны Балтии, Грузия и Польша. В ходе гражданской войны бывшая Российская Империя прошла через период практически полной дезинтеграции и о независимости объявили даже некоторые экзотические страны вроде Республики Северная Ингрия.

Контраргумент 1: Выход БНР из состава Советской России был незаконным

Вы, должно быть, слышали, что БНР вышла из состава РСФСР незаконно. Это неправда. 15 ноября 1917 года за подписью Ленина и иже с ними вышел один из первых документов Советской власти, принятый Советом Народных Комиссаров РСФСР - «Декларация прав народов России». Документ дал право народам России (в том числе и беларусам, находившимся под российской оккупацией с 1795 года) право на свободное самоопределение «вплоть до отделения и образования самостоятельного государства».

Дизайнер бело-красно-белого флага Клавдий Душ-Душевский и министр обороны БНР Кастусь Езовитов

Контраргумент 2: У БНР не было своей территории

БНР, действительно, была объявлена в условиях иностранной оккупации - как и другие страны, которые в то время объявили о независимости. При этом письма и телеграммы о признании Рады БНР верховной властью приходили со всех регионов - из Могилёва, Борисова, Бобруйска, Борисова, Новогрудка, Несвижа и других беларусских городов и местечек.

Кроме того, в феврале 1918 года первый Минский беларусский полк Всебеларусского съезда ещё до объявления независимости БНР уже де-факто контролировал Минск, а в ноябре-декабре 1920 года войска БНР удерживали территорию Случчины. Войска БНР единолично контролировали небольшие территории в течение непродолжительного времени (международное право не имеет минимальных требований по удержанию территории).

В любом случае, объявив себя страной, БНР создала прецедент, который сформировал категорию «беларусское национальное государство». Любая новая власть на этой территории с точки зрения права оставалась временной оккупационной силой т.к. территории, которые в своё время захватила БНР были «ничейной землей» и не принадлежали в момент получения контроля войсками БНР какой-либо другой стране.

Авторитетное мнение

Давайте обратимся к наиболее авторитетным европейским юристам-международникам границы 19 и 20 веков, чтобы лучше понять требования к статусу государства около 1918 года. Паскаль Фиоре (Pasquale Fiore), важнейшая фигура итальянской школы, утверждал, что государство должно объединять силу закона и политики. Беларусская Народная Республика полностью соответствовала требованиям Фиоре: БНР была добровольным объединением значительного числа людей на подконтрольной БНР территории, объединенных политически и руководствующихся законом (Временная Конституция 11 октября 1918, Закон о гражданстве Беларусской Народной Республики, Уставные грамоты БНР).

В начале 20 века немецкий философ Макс Вебер (Max Weber) выступил с тезисом о том, что государство - это «монополия на насилие в пределах определенной территории». Тогда же один из отцов-основателей современного международного права, профессор Берлинского университета Франц фон Лист (Franz Von Liszt) предположил, что государство должно соответствовать двум критериям - быть независимым (Selbständigkeit) и обладать верховной властью на подконтрольной ему территории (Landeshoheit).

В отличие от марионеточных советских правительств, БНР не только проводила самостоятельную политику, но и некоторое время обладала верховной властью на подконтрольных ей территориях. В этом смысле Республика Беларусь - скорее правопреемница БНР, нежели БССР. Это очень важное замечание, так как после оккупации БНР войсками Советской России в 1918 году и до 1991 года ни одно беларусское государственное образование не соответствовало критериям «государства» ни в смысле Selbständigkeit, ни в смысле Landeshoheit. Юридически, продолжение деятельности Рады БНР обосновано до того момента, пока идеалы БНР не будут реализованы.

Эпилог

Вдвойне важно для понимания состоятельности БНР как страны то, что во всей мировой истории ещё никогда не было ситуации, когда городов-государств либо небольших государственных образований было настолько мало, как в наше время. Говоря о БНР большинство комментаторов упускают из вида контекст, в котором была объявлена независимость - и переносят современное миропонимание в 1918 год.

Маленькие государства или даже микрогосударства - такая же реальность человеческой истории, как и государства больших размеров. Международное право никогда не устанавливало минимальных размеров для национального государства. Несмотря на общемировую тенденцию любого государства заявлять о претензиях на как можно большие территории («Крым наш!»), государственность с юридической точки зрения это тот случай, когда размер не имеет значения.

Лучше всех эту идею выразил немецкий теоретик права Кристиан Вольф (Christian Wolff), когда сравнил государство с женщиной.

«Даже самая высокая женщина - насколько бы высокой она ни была - не является женщиной больше, чем карлица. Так и государство - насколько бы мало оно не было по размеру, его государственность не меньше, чем у самой большой из стран.»

Оказалось, что БНР это государство не только de facto, но и de jure. К слову, чтобы заложить основу Беларуси будущего, 99 лет назад не понадобилось разрешение Мингорисполкома.

И это стоит отметить!

Комментарии неавторизованных пользователей перед публикацией проходят премодерацию